четверг, 27 октября 2011 г.

Squat Tag Banda



Про эту группу я узнал ещё когда тока началось моё знакомство со скинхед культурой, в украинском интернет-зине «Болты и Гайки» мне попалась статья посвященная скинхедам и в конце статьи был написан отрывок песни «Ты На Улице - Никто!» группы « Squat Tag Banda» . Собрались они в далеком 2000 –ом двумя друзьями Сашей (Руль) и Тимуром. 2001-ом году приступили к записям в небезызвестном клубе им. Джерри Рубина. Летом этого же года группу покидает барабанщик Джон и проект решено заморозить. Осенью 2001-го их песни издали «OSK records». Воодушевившись происшедшим «Squat Tag Banda» собирается снова, но с новым барабанщиком Антоном, который играл в группе «Pamp». Репетируется новая программа, отличающаяся от прежнего материала преобладанием более тяжёлых и быстрых песен, но на сей раз нежелание гитариста Руля продолжать репетировать поставило точку в истории группы. Ниже, Тимур, с которого и началась эта банда, расскажет, что к чему. В последующем с Тимура начиналось много команд,  таких как «Loa-Loa», «Marshak» и т.д. (на данный момент Тимур играет в таких группах как «Ricochet» и «Salpetriere», а так-же есть сольный проект – «бард волосатый али».





Истоки создания данного творческого коллектива берут своё начало в далеком 1998 году. Будучи старшеклассником, я (Тимур) записывал всякого рода отсебятину и дрянь на кассету, выдавая это за punk rock, некоторые особо впечатлительные натуры действительно верили, что у меня есть группа. Я это к тому, что частично этот, образно выражаясь, материал и стал впоследствии песнями Squat tag banda. Поступив на первый курс Московской медицинской академии им. Сеченова, я познакомился с пареньком небольшого роста. Его салфеточный бирюзовый спортивный костюм и гопнический чубчик сразу выдали в нем нужного человека, собственно, панка! Мистическим провидением я узнал, что Саша (в последствии известный, как Руль) играет на гитаре. После совместной домашней репетиции стало ясно – парень далеко пойдет. В тот момент его виртуозность измерялась умопомрачительным попурри из КиШ, Nirvana, Exploited, Metallica. Было решено делать группу. Репетировали у меня дома, употребляли спиртное. Группа состояла преимущественно из неудачников, образующих некий бомонд нашей академии. Никто ничего не умел. Посему, часто, к вечеру мы выходили на улицу и громили район, били стекла и фонари. Первым барабанщиком был мой друг детства, Егор-55. Мы прошли прослушивание на студии (такое раньше практиковалось) и стали полноценной группой, репетирующей свои песни. Первыми робкими шлягерами группы явились следующие номера: “Мясо”, “Дурак”, “Робот”, “Мальчик-слон”. Я играл на басу и пытался петь, Руль наяривал гитару семиструнную, а Егор барабанил. На дворе стоял 1999 год. Оказавшись домашним мальчиком, Егор покинул состав, едва начав. И тут на нашу горькую долю пало проклятье. По сути, являясь (в последствии) фактически первой ska-punk группой в стране с чёткой antifa позицией, все наши последующие барабанщики оказались в тот или иной период - правыми дегенератами! Однако, во времена субкультурной девственности, мы с Рулем, не отдавая себе должного отчета, играли непродолжительное время с барабанщиком группы Вандал, например. “Забривайтесь - поиграем” - говорил нам громила-однокурсник, криво, отбивая в анатомическом театре барабанными палками дробь. “Так играется Oi!”, говорил он нам, играя на воздухе. На его бомбере красовались нашивки мертвая голова и конфедерация. Очередное прослушивание в гадюшнике (студия при музыкальной школе) на Соколе. В зале пьяные и упоротые хмурым местные гопники, человек пятнадцать. Что они там забыли? Сказать трудно! Мой друг Гриша произвел тогда запись, к сожалению, как и многие другие наши аутентичные демо-записи, пропавшую без вести. Но, как сейчас помню, это была комедия! Те гопари, что не были в героиновой отключке (кололись они там же, в зрительном зале) жутко негодовали и угрожали расправой. Пьяный руководитель студии проявлял неприкрытую симпатию к барабанщику-бону. “Ты это самое, лысый такой потому, что ac/dc любишь? Я тоже их люблю, у меня дома кассеты есть, пойдем, послушаем!”. “Я - скинхед, я Oi! играю”, повторял он снова и снова. Потом, сей бон, нам предъявлял, что мы его “опозорили”. Ну, хоть так. Ох, помню, склонял он меня на темную сторону силы, приносил “Под ноль” и “Отвертку”. Мерзкое чтиво! Так тогда я это воспринял. Случайно мне в руки, приблизительно в то же время, попал фанзин “Positive”, выпускавшейся хардкор тусовкой из клуба имени Джерри Рубина. Благодаря “Позитиву” я узнал, кто такие SHARP, да и в целом проникся скинхед субкультурой. Бродил по Москве в красных шнурках. Дрался один, бывал бит, как карликами на говне, так и пропитыми стадами фантомасов. Короче, хохма! Несмотря на то, что основной материал группы был все-таки пропитан Калифорнийским панком, я всё больше тяготел к традиционному ska и oi. Вскоре мы познакомились с неким Джоном, неприкрытой копией Джонни Роттена. Играл он круто. Выглядел стильно. Тусовался в Джерри Рубина. Там же мы и репетировали. Знакомились с народом. Близких нам по стилю групп тогда не существовало. Да и в хардкоре было затишье. Посему играли мы, какие то сборные солянки. Однажды, в каком-то кафе “Ромашка”, где пьяное бычьё под нас низвергалось в катарсисе. А наш первый концерт в Джерри Рубина вообще штурмовали дембеля-ВДВшники, в искреннем убеждении, что прыгают на гей-клуб. Москвашвея! На последний, четвертый по счету концерт Squat tag banda пришел пьяный Байбак, мы как раз играли “Ты на улице – никто!”. “Ребят, я ничо не понял, т.к. приехал со дня рождения, но мне о вас говорили, как о лучшей ска-панк группе в России”, говорил он. Однако, послушав нашу запись, над которой мы трудились в Рубине около 6 месяцев, Байбак, видимо, с данным утверждением категорически не согласился, и не взял ни одну из наших песен на сборник под интригующим названием “Ска-панк шпионы”. Я был расстроен, не столько даже сим фактом, а тотальной тоской и разладом внутри группы. Джон, будучи форменным алкашом всё чаще эпатировал окружающих своим бытовым расизмом. Руль забил на всё из-за тогдашней дамы его тогдашнего сердца. Кассета с записью, хоть и была выпущена на OSK, но, к сожалению посмертно. Джон далее играл с какими-то НБПшниками, последнее, что я о нём знаю, так это то, что он притерся к правым сайкобиллам или типа того. Через полгода или более мы с Рулем предприняли робкую попытку воссоединения. На барабанах играл некто Антон, в последствии, повинуясь, зову древнего проклятья, мутировавшего в Тошу-88 и заняв “почетную” вакансию барабанщика в CWT. Рокенролл жив! Конец связи…





0 коммент.: